«Социальная реконструкция» в Днепре: деньги, смысл и оптимизм

Довольно безболезненно в городе прошел первый год «Социальной реконструкции» — программы, инициатором которой выступил бизнесмен и уже все больше политик Геннадий Гуфман. Несколько десятков обычных многоэтажек в Днепре уже приобрели новый «фирменный» облик, тем самым став главной рекламой проекта и предметом зависти для всей округи. Похоже, замысел еще не нажил врагов, поскольку бурный восторг участников программы заметно доминирует. И пока политические склоки не затмили здравый разум в нашем обществе, мы постарались выяснить подноготную этого нетипичного замысла. И обратились к первоисточнику. Самому Гуфману.

«Социальная реконструкция» — программа, которая объединяет ряд проектов (детских, творческих, патриотических), в том числе проекты по озеленению и благоустройству дворов. Самый нетипичный проект программы — «Двори для життя», который предусматривает реконструкцию придомовой территории во дворах многоэтажек. Проект охватил жилмассив  Тополь, частично –12-й квартал, районы пр. Гагарина и пр. Поля – и состоит из укладки тротуарной плитки, установки декоративного забора, скамеек и обновления зеленых насаждений. Реализуется этот проект по итогам встреч и анкетирования жителей.

Социальный оптимист

— Геннадий Леонидович, тротуарной плиткой и декоративным заборчиком не скрыть проблемы жилого фонда. Складывается впечатление, что парадной вывеской вы маскируете гнилые трубы и дырявые крыши. А реальные проблемы Вы решать собираетесь?  

— На самом деле, я бы с большим удовольствием вместо большого количества текущих латочных ремонтов сделал бы один, но капитальный. Чтобы было ощущение, что ты живешь почти в новом доме. Но это неподъемные суммы для меня. Поэтому моя логика — давайте изменим хоть небольшую часть окружающей нас действительности. Чтобы человек подходил к своему дому как к месту, где приятно жить.

Я не могу собой заменить власть государственную, городскую… Но я могу сделать то, на что у них не хватает рук. Сил или времени. То, что в нашем городе еще ни одна власть не сделала. И самое главное – я делаю то, что мне искренне самому нравится. То, во что я верю.

— Тогда два вопроса. Первый — во что вы верите?

— В то, что в обществе можно возродить социальный оптимизм. Ту самую веру в завтрашний день, уверенность в лучшем будущем. Которые способны быть энергией для  перемен и развития в стране. Ведь пассивные, неверящие ни во что и никому люди – это точно не общество прогрессивной страны. Поэтому я верю, что меняя отношения людей друг к другу, к самим себе, возрождая веру в будущее, можно немножко изменить этот мир к лучшему. И запустить этот процесс может изменение жизненного пространства. Реконструкция придомовой территории многоэтажек – самые ощутимые для человека изменения жизненного пространства, которые можно сделать извне.

Дорогое удовольствие

— И второй вопрос: неужели вы делаете такие довольно масштабные реновации без городского участия? В принципе у нас в городе есть проект «Бюджет участия» —  активные жильцы могут подать заявки и, на условиях софинансирования с городом благоустроить свой двор…

— «Бюджет участия» предполагает финансовое соучастие жителей многоэтажки. Люди должны скинуться и вложить свои деньги – 5% или 20%. А многим это нравится еще меньше, чем готовить проект и документацию.

В нашем случае от жителей финансового участия не требуется. Оно требуется от меня. Все организационные затраты я действительно беру на себя. Разработка идеи проекта, по сути сами проектные работы, диалог с жителями, анкетирование, выяснение отношений с подрядчиками – а этого общения, к сожалению, больше, чем хотелось бы… Поэтому недоделки или переделки – эти проблемы тоже ложатся на мои плечи.

Да, частичное целевое финансирование из городского бюджета позволило расширить число домов-участников и максимально до первого снега мы продолжали работы. Сказав «городской бюджет» я еще не успею договорить последние буквы, как получу улюлюканье про «доступ к кормушке». Те, кто сталкивались с бюджетным финансированием, понимают, какие риски приходится брать на себя перед заказчиком – а заказчики у меня – очень разные по характеру жители многоэтажек… Которым в глаза смотрю лично я.

Заключительный этап проекта в каждом доме – это озеленение палисадников. Закупка можжевельников, елок, кизильников и всяких других модных растений – это полностью мои финансовые заботы. Транспортные расходы, доставка и прочее – моя забота.

И такие идеи как, например, Хвойный сад на Тополе или еще ряд заложенных скверов, которые мы закончим в 2019-м году – это моя идея, совместный с жителями выбор мест и мои деньги на реализацию.

— И как дорого вам обходится эта «реконструкция»?

— Дороже, чем планировал 😊 Но при этом – эмоции от нее гораздо приятнее, чем ожидал! Цифры не скажу. Но нулей немало.

Но я бы в этом проекте не столько считал бы деньги, сколько говорил бы об эффекте, который деньгами не измерить. Потихонечку, со скрипом, но в совместной работе людей возникает подзабытое чувство общности и добрососедства, зарождается тот самый социальный оптимизм.

Меня сложно назвать социалистом, я все же ближе к капиталистам, но с детства помню, что мы жили в твердой уверенности, что завтра будет лучше, чем вчера. Даже если лучше не становилось, эта уверенность помогала двигаться вперед.  «Социальная реконструкция» — это не про дорожку, не про палисадник, а про отношение к жизни. И в результате ремонтов мы получаем не просто отремонтированный двор, а капитально отремонтированные человеческие взаимоотношения. Люди 15 лет прожили в одном дворе, и не знали, как друг друга зовут, а сегодня вышли вместе и чувствуют себя – той самой громадой, общностью. Вот за это нам спасибо говорят, а не за то, что плиточку положил и палисадничек благоустроил.

 «Вы видите скамейку? А ее нет!»

— В политике ведь друзей не бывает. Особенно накануне выборов. Вы же будете идти на выборы?

— Еще в прошлом году я искал для себя аргументы – зачем мне это все надо? Но сегодня я уже так «втянулся», что назад дороги не вижу. Мы запустили больше 10-ти социальных проектов – полностью за мои средства (уточню это для «оппонентов») – и вовлекли такое количество людей, что я искренне чувствую свою ответственность перед ними.

Что касается «друзей» в политике… здесь вопрос не в том, будут или не будут тебя «клепать», а в том — стоит ли то, ради чего ты взял на себя эти обязанности, тех неприятных ощущений, которые ты гарантированно получишь.

И вопрос в том, для кого ты становишься мишенью? Если для тех людей, которые у тебя вызывают уважение, которые сами что-то хорошее сделали, — на их критику в ответ снимаю шляпу. А если нападки от беспомощности или от зависти — пусть будут, это неизбежно.

— А если завтра во дворах, где вы реализуете свой проект «социальной реконструкции», например, появляются листовки, самопальные газеты, в которых написано, что социальная реконструкция – это блеф?

— И что? Я почти уверен, что это будет. Но если люди при этом будут продолжать пользоваться тем, чего «нет», получать от этого пользу, то какая разница? Это как на поставленной скамейке будет висеть бумажка «скамейки нет».

Пусть тот, кто может ставить скамейки — их ставит. А тот, кто не может, пусть клеит бумажку, что ее там нет. Было бы неплохо, если бы при этом он еще и оставлял свою подпись. Чтобы все понимали, кому кажется, что ее нет.

Люди уже на самом деле привыкли к тому, что все врут. Телевизор врет, газеты врут, политики выходят и врут. Не врет только результат, который можно увидеть своими глазами и потрогать своими руками. Люди постепенно получают правильную привычку — оценивать не по словам, а исключительно по делам.

— Вот вы каждый день с оптимизмом выходите из дому, делаете то, что вам нравится, что полезно, чувствуете себя эмоционально комфортно, но если каждый день вас будут бить по голове какой-то статьей, каким-то «разоблачением», каким-то оскорблением. Насколько вас хватит?

— Не знаю. Должна быть какая-то компенсация. Значит я должен делать очень много того, что меня действительно будет радовать, чтобы компенсировать для себя то дерьмо, которое вполне возможно будет литься. Я даже понимаю, что в этом дерьме нет и не будет правды, и, по большему счету, оно не будет злым, потому что не от души, а – по заказу.

А вот то «спасибо», которое очень сложно получить, которое нужно заслужить, оно от души, — оно и будет компенсировать зло.

Газета «Горожанин»

%d такие блоггеры, как: